Максим Петрович Дементьев (mpd) wrote,
Максим Петрович Дементьев
mpd

Category:

Эта самая Марсель и Пелевин

В последнее время я слушал много Пелевина (именно слушал, т.к. со зрением - лучше не становится, проще слушать).
А тут стал искать текст вот этой вот песни (на неё обратил моё внимание, когда я уже приехал работать во Францию - vabelov, спасибо ему):

Набрёл в результате на эту статью:
Мы сдали того фраера. История известной песни. © Copyright: Фима Жиганец, 2008 (aka aleksid)

И вот я усваиваю эту статью и понимаю, что если бы мне она попалась среди "Оружие возмездия", "Мардонги", а уж тем более - "«Исторический очерк» «Храмлаг»" - я бы даже не подумал, что это другой автор (ну, разве что в статье идёт повествование от первого лица с указаниями на прошлые издания).

Нет, я уже читал некоторые статьи "высоцковедов" (которые мне подбрасывал мой товарищ из Творческого объединения «Ракурс», которое помогает делать выпуски "Один Высоцкий"; и этот же товарищ в этот раз навёл меня на эту песню через другую - "Он капитан и родина его - Марсель" или "Девушка из Нагасаки"), в тех статьях - там тоже был подобный стиль, наверно. А какой он ещё может быть, если обсуждать, например, был ли Высоцкий агентом КГБ и т.д., спустя долгие годы после тех и множества других событий.

Но срезонировала именно эта, и именно под впечатлением «Храмлаг». Вот, как объяснить этот пассаж для описания истории песни?
И началась большая и долгая Варфоломеевская ночь… Летели головы всех подряд, но особливо больших начальников и старых большевиков. Не щадили даже наркомов НКВД. Первым пал Енох Гершонович Иегода, он же Генрих Григорьевич Ягода, которому «пришили» не только руководство правотроцкистским подпольным блоком с целью свержения советской власти, соучастие в убийствах Кирова, Менжинского, Куйбышева, но заодно отравление Максима Горького вкупе с его сыном (последнего нарком притравил якобы для того, что бы сблизиться с его красавицей-женой). В 1938 году Ягоду расстреляли.
Впрочем, не повезло и его преемнику Николаю Ежову - тому самому, которому посвятил проникновенные строки народный поэт Казахстана Джамбул:
В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы героя Ежова.
Наркома обвинили не только в работе на иностранные разведки, подготовке терактов против руководителей партии и государства, но и в гомосексуализме. На суде в 1939 году Николай Иванович признал только гомосексуализм - и умер честным большевистским педерастом.
Но это очень органично читается после "Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами".

Как бы только не потерять связь с реальностью после таких вот произведений и отделять вымысел от правды...

Под впечатлением, в результате, пересмотрел "Хрусталёв, машину!"

This entry was originally posted at http://dememax.dreamwidth.org/139460.html. Please comment there using OpenID.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments